Апр
12
~

ПРОЛЕТАРСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1917 г

Author admin    Category История России     Tags

Расстановка политических сил после июльского кризиса

Июльские события 1917 г. значительно изменили политическую кар тину в России. Временное правительство возглавил А. Ф. Керенский. Он и министр внутренних дел И. Г. Церетели продолжили репрессии активных рабочих, солдат и крестьян. Контрреволюционная печать повела антибольшевистскую клеветническую кампанию. Руководители Советом не возражали действиям правительства. Только часть левых эсеров и меньшевиков-интернационалистов высказывали несогласие с происходящим.
Правым силам противостояли большевики и интернационалистские течения. Меньшевики-интернационалисты во главе с Ю. Мартовым были за создание революционного правительства из представителей Советов. Левые эсеры выступили против предоставления Временному правительству чрезвычайных полномочий и призывали к переходу власти к Советам.

Устремления Левых сил не остались незамеченными умеренными социалистами. Меньшевики и эсеры сознавали, что одними репрессиями народ не умиротворить. Они инициировали правительственную Декларацию о принятии мер к созыву конференции союзников для выработки предложений о мире; о созыве 17 сентября Учредительного собрания о плане организации хозяйства, о трудовом законодательстве, о проекте земельной реформы. Если бы эти предложения реализовались, возможно на какое-то время ситуация смягчилась бы.

Однако кадетам казалось, что влияние революционно-демократического лагеря подорвано, а стало быть в развитии революции наступил перелом. Следовательно, необходимо смелее укреплять позиции правительства, устранять влияние Советов на министров-социалистов.

Эсеро-меньшевистский блок не стал мешать кадетам. Более того, принял их намерения, дав возможность сформировать 24 июля новое правительство. О его курсе Милюков высказался накануне, 23 июля на IX съезде партии кадетов, предложив сформировать «более сильную комбинацию... и не временную, а окончательную», т. е. буржуазную. Съезд заявил о приверженности принципам частного капиталистического хозяйствования и необходимости борьбы с социалистическими идеалами. Контрреволюционный курс кадетов был до конца «расчехлен». Одновременно решения съезда показали, что кадеты разуверились в способности расширить i вою социальную базу и повысить авторитет в массах. Самое же странное заключалось в том, что кадеты не поняли: июльские события уже дали правительству всю полноту власти.

Об установлении единовластия буржуазии первым заявил Ленин.

Итоговые оценки ситуации в стране вынес VI съезд партии (26 июля — 1 августа 1917 г.), представлявший 240 тысяч членов партии. К этому времени выяснилось, что буржуазное правительство, чтоб убрать своего главного оппонента и «обезглавить» левые силы, обвинило Ленина в шпионаже в пользу Германии и потребовало его в суд. Поэтому вопросом о явке вождя партии в суд и начал работу съезд. Буквально единицы делегатов, в том числе Сталин, считали, что следует пойти на суд и превратить его в политическую трибуну большевиков. Но при голосовании вопроса все высказались в итоге против. Так уловка кадетов обезглавить партию не удалась.

С основным докладом о текущем моменте выступил Сталин, поскольку Ленин ушел в подполье (а с ним находился Зиновьев). По поводу снятия лозунга по-прежнему против выступил Ногин и поддержал его Ем. Ярославский. Одновременно делегаты обсуждали вопрос и о союзнике пролетариата в дальнейшей борьбе. Н. И. Бухарин считал, что крестьянство в социалистическую революцию не пойдет. Докладчику пришлось повторить результаты ленинского анализа: крестьяне бывают разные. Зажиточные уже заключили блок с контрреволюцией, а беднейшие, не получившие ничего в ходе первого этапа революции, пойдут за пролетариатом.
Заметим, кстати, что дискуссии на съездах большевиков при жизни Ленина были нормой внутрипартийной жизни. В результате единогласно была принята резолюция «О политическом положении». В ней подчеркнуто, что передача власти Советам мирным путем ныне невозможна, поэтому соответствующий лозунг заменяется требованием «...полной ликвидации диктатуры контрреволюционной буржуазии».

Съезд определил и экономическую платформу: введение рабочего контроля над производством и распределением, конфискация помещичьего землевладения и национализация земли, банков, транспорта и ряда крупных промышленных предприятий. В этой части он повторил содержание «Апрельских тезисов», поддержанных массами.

РСДРП позаботилась и об укреплении своих рядов. VI съезд принял в партию «межрайонцев» во главе с Троцким. В итоге делегаты единогласно проголосовали за изменение тактики большевиков в новых условиях, приняв курс на вооруженное восстание.
В августе состоялся и съезд меньшевиков, которые начитывали 200 тысяч членов. В ходе его работы определились 4 фракции: крайние оборонцы во главе с А. Н. Потресовым; революционные оборонцы с лидерами И. Г. Церетели, Ф. И. Даном, М. И. Либером, интернационалисты-приверженцы Мартова, а также группа, объединившаяся вокруг газеты «Новая жизнь»*. Меньшевики также обсуждали вопрос о политическом положении страны и задачах рабочего класса.

Анализируя раскладку политических сил, Церетели казалось, что надвигается расхождение между рабочим классом и крестьянством с солдатами. Чтобы не оказаться в изоляции, рабочим необходимо вступить в союз с буржуазией. Кроме того, он считал, что под влиянием большевиков в рабочем классе воцарилась анархия, с которой меньшевикам необходимо активно бороться.
По мнению мартовцев буржуазия не полностью использовала свои революционные возможности. Они возлагали большие надежды как на движущую силу революции на городскую и сельскую буржуазию. Мартов выразил резкое недовольство коалиционным правительством, которое назвал «безмолвным блоком с контрреволюционными силами».
В итоге по первому вопросу делегаты поддержали позицию «оборонцев» (Церетели) 112 голосами, против 57 при 12 воздержавшихся.

На съезде бурно обсуждался вопрос о войне и мире. Интернационалисты предложили аннулировать соглашения с союзниками и начать войну против Германии. Это должно было, — по их мнению, — привести к заключению сепаратного мира. Он был желаем всеми, кроме правительства, так как одна из целей войны со стороны России заключалась в отвлечении масс от внутренних проблем. Чтобы реализовать такой замысел, интернационалистам следовало ставить вопрос об упразднении буржуазного правительства, а это не входило в планы меньшевиков. Позициии фракций разошлись.
В целом съезд, пытавшийся вывести меньшевизм из политического кризиса, поднять авторитет партии, своей задачи не решил. Консолидировать партию не удалось.

Корниловщина и ее разгром

В июле 1917 г. Керенский, ставший главой правительства, назначил генерала Л. Г. Корнилова Главнокомандующим. Генерал был сторонни- к ом жестких порядков в армии и в тылу. Все провалы на фронте, а их было больше, чем успехов, он относил на счет беспорядков в стране. В этом таилась принципиальная ошибка.

Лидеры кадетов не поняли, что, подтвердив союзнические обязатель- i гва, они оторвались от армии. Генерал Краснов в мемуарах писал: «...солдаты (л явили, что воевать не желают и не будут», «потребовать и восстановить дисциплину было невозможно», «такая армия победы не даст», «войну ч> 1 гели только генералы и офицеры». Несмотря на это, Корнилов предложил программу милитаризации тыла. Керенский сначала отнесся к ней спокойно, но 27 августа решил отмежеваться. Министры-кадеты, возмутившись поведением премьера, подали в отставку, а Корнилов объявил его изменником и о своей готовности устранить от власти все правительство для установления военной диктатуры. Его побуждения поддержали, на первый взгляд, мощные силы, как промышленные и финансовые группировки, большинство кадетов, Союз офицеров и флота, Союз I соргиевских кавалеров и т. д. В телеграммах Корнилову они выразили надежду на «скорейшее спасение» России.

Тем временем Керенский потребовал от правительства диктаторских полномочий, что свидетельствовало об очередном кризисе власти. В. Набоков — управляющий делами Временного правительства — во всем обвинял социалистов, одним из лидеров которых оставался Керенский. Набоков писал: «...как только они пошли в министры, дни Временного правительства были сочтены, оно перешло в период кризисов, из которых каждый ослабляет власть, и остановить торжество большевистских стремлений будет невозможно».

Несмотря на раскол «верхов», народу действительно легче не стало. Поэтому идеи большевиков все глубже проникали в массы. Положение эсеров и меньшевиков в Советах также с каждым днем все более утрачивало устойчивость. Не случайно, в критические последние дни августа они решили сформировать единый общедемократический блок в форме Комитета народной борьбы с контрреволюцией.

Блок сыграл определенную роль в принятии ЦК партий меньшевиков и эсеров решений о недопустимости участия кадетов в правительстве. Тем самым они создали благоприятные условия для выдвижения большевиками предложения о создании руководства страны из представителей революционного пролетариата и крестьянства. В статье «О компромиссах» Ленин разъяснял, что реализация этой идеи ввела бы революцию в мирное русло. Ради этого большевики, авторитет которых теперь рос день ото дня, готовы были снять требования немедленного установления диктатуры пролетариата и вооруженной борьбы за ее установление.
Перевод событий в мирное русло было важно для того, чтобы предотвратить кровь и окончательную экономическую разруху в стране. Ведь курс правительства на мобилизацию тыла для нужд фронта нарушил хозяйственные связи, в полном расстройстве оказался транспорт, на треть упала добыча нефти и угля, а крестьяне не желали продавать хлеб по твердым ценам.
Недееспособность «верхов» стимулировала развитие самоорганизации трудящихся. На предприятиях создавались фабрично-заводские комитеты, которые по существу решали проблемы поддержания производства. Постепенно начинали функционировать профессиональные союзы. Новообразования становились оплотом большевиков. Показательно, что
I конференция фабзавкомов Петрограда (июнь 1917 г.) поддержала напи санную Лениным резолюцию «Об экономических мерах борьбы с разрухой». В свой ЦК делегаты избрали в числе 25 человек 19 большевиков.
II конференция, состоявшаяся в августе, по всем основным вопросам приняла большевистские резолюции.

Несмотря на такую популярность, большевики продолжали искать компромиссы во избежание военной диктатуры, что никак не свидетель ствует об их фанатизме, как с некоторых пор стали утверждать отечествен ные фальсификаторы истории.
Пока эсеры и меньшевики думали над предложениями большевиков, продолжая проявлять властибоязнь, 26 августа Корнилов сформировал 33 ударных батальона для борьбы «с внутренним врагом», ультимативно потребовал отставки правительства. На это Керенский ответил отставкой самого Корнилова за мятеж против законной власти.

Описывая события тех дней, генерал Краснов пометил, что обсуждая случившееся, солдаты и казаки откровенно заявляли: «...и Керенский изменник, и Корнилов изменник», а потому не проявляли никакой активности, лишь ждали часа возвращения домой". Военный министр Верхов- ский, побывавший среди солдат, утверждал: «При таких условиях воевать дальше нельзя, и всякие попытки продолжить войну только могут приблизить катастрофу».

Несмотря на такие свидетельства, в развале, в анархии, царящих в армии, «верхи» винили большевиков. Если не считать, что правительство не желало принимать в расчет отсутствие у солдат интереса к войне, которая нужна была раньше самодержавию, а теперь буржуазии, то можно было обвинять большевиков. Как ни противились офицеры, большевистские агитаторы имели в армии огромный успех, так как говорили солдатам правду. Каждая большевистская газета зачитывалась до дыр. Поэтому их призыв к борьбе с корниловщиной сыграл значительную роль в подавлении мятежа.

Произошло то, чего опасался Керенский. Он не хотел участия масс в борьбе с корниловщиной, которые могли заодно сбросить и правительство. Этого пока не произошло. Дело кончилось перегруппировкой политических сил.

Кадеты, лидеры которые по оценке Ленина отличались и умом и гибкостью, фактически оказавшись вдохновителями мятежа, остались в одиночестве. Меньшевики отказались от обанкротившихся кадетов, но не осмелились пойти с большевиками на углубление революции — курса уже достаточно определенно избранного трудящимися. Альтернативы лозунгу «Вся власть Советам» не было.

Керенский лихорадочно искал варианты. 2 сентября он объявил о создании Директории, которой правительство, якобы, передает исполнительную власть. Это была, пожалуй, последняя попытка консолидировать антидемократические силы. Предприятие оказалось безуспешным, потому что в демократические силы стало вливаться освободительное движение народов окраин России. Их привлекла обнадеживающая национальная политика большевиков.

Обострение кризиса. Свержение Временного правительства

Разгром корниловщины, несостоятельность правительства и резкое гик ращение его социальной базы, активная большевизация Советов, экономическая разруха, анархия в армии, движение национальных окраин все указывало на общенациональный кризис. Последние надежды возлагались на созванное в сентябре демократическое Совещание и созданный посредством политических манипуляций Предпарламент, результатом закулисных действий которых стало образование 25 сентября третьего коалиционного правительства. Однако он не пользовался поддержкой масс из-за топтания на месте, нерешительности и бездействия. Трудящиеся обманывали уже все, кроме большевиков, поэтому с ними и связывались последние надежды.

Работы Ленина показывают, что партия всесторонне анализировала поведение своих оппонентов. Большевики понимали: было бы лучше, если б Россия экономически и культурно оказалась крепче; если б Временное правительство провело демократические реформы; если б политические партии не метались в поисках идеалов, создавая сумятицу в стране; если б на волне времени главами правительств не становились такие одиозные фигуры, как Керенский.

Ленин, в определенной мере Троцкий, понимали всю сложность положения в стране и степень ответственности своей партии перед народом. Еще больше сознавали: если и большевики проявят бездействие, то массы отвернутся и от них, как отвернулись от правых эсеров и меньшевиков. В этом случае нарастающая в стране анархия приведет к консолидации крайне правых сил и к торжеству реакции. С этим кончатся надежды на революцию и демократию.

Как не раз случалось, не все разделяли это заключение. Каменев, Зиновьев (Троцкий назвал также Рыкова и Ногина) считали возможным избежать вооруженного восстания, добиться перевеса большевиков, как ранее удалось в Советах, в Учредительном собрании, посредством чего и получить власть. Это предложение не прошло в ЦК партии. До некоторого времени предполагалось, что на решении отразилась «настойчивость и самоуверенность» Ленина, как характеризовал вождя В. Набоков. Думается, дело обстояло иначе.

Вспомним, буржуазное правительство за восемь месяцев существования так и осталось «временным», так как по разным причинам не созвало Учредительное собрание. Едва ли в короткий срок, — а фактор времени в конкретный момент играл решающую роль, — это удалось бы сделать по инициативе не имеющих еще власти большевиков. Кроме того, анализ историка Г. Д. Алексеевой показывает, что лидеры народнических партий (эсеров, энесов) своей соглашательской политикой, жаждой стать членами правительства, оторвались не только от своих партий, но оторвали и свои партии от масс, а по существу изменили крестьянству — социальной базе, на которой взошли на политический олимп. В таких обстоятельствах едва ли можно было рассчитывать на успех тактики Каменева — Зиновьева.

12 октября при Петроградском Совете, возглавляемом Л. Троцким, был создан Военно-революционный комитет, которому предстояло взять под контроль солдат столичного гарнизона. «Все последующее, — писал В. Набоков, — показало, до какой степени, даже в деталях, был продуман план». На низвержение Временного правительства понадобились лишь сутки, о чем 25 октября (7 ноября 1917 г.) объявил от имени Петросовета ВРК. Клод Анэ (вовсе не друг большевиков) писал: "Государственный переворот 7 ноября позволяет только восторгаться. Ни одного прорыва, ни одной трещины; правительство опрокинуто, не успев крикнуть «уф».
В данной характеристике отражена безупречная техника и организация смены политической власти.

Вечером 25 октября открылся II Всероссийский съезд Советов. 402 Совета делегировали 670 человек, в том числе 390 большевиков, 160 эсеров, 72 меньшевика. Переход власти к Советам приветствовали и поддержали 505 делегатов.

Как обещали большевики, съезд принял «Декрет о мире», в котором предлагал всем воюющим народам и правительствам немедленно начать переговоры. Второй документ — «Декрет о земле». Он отражал содержание 242 крестьянских наказов, обобщенных эсерами. В нем шла речь о передаче всей земли в общенародное достояние, об отмене частной собственности на землю, а также о том, что каждый гражданин мог обрабатывать землю только своим трудом на основе уравнительного землепользования. Заметим, состоявшийся 10 декабря II Всероссийский съезд Советов крестьянских депутатов, где преобладали левые эсеры, поддержал этот Декрет.

На съезде Советов рабочих и солдатских депутатов был избран новый Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) в составе 62 большевиков, 29 левых эсеров, 6 социал-демократов-интернационалистов, 3 украинских социалистов, 1 максималиста. Председателем ВЦИК избрали JI. Б. Каменева.

Сформировалось Временное (до созыва Учредительного собрания) рабоче-крестьянское правительство — Совет народных косиссаров в составе: В. И. Ульянова (Ленин) — председатель, А. И. Рыкова — нарком по внутренним делам, В. П. Милютина — нарком земледелия, А. Г. Шляпникова — нарком труда, В. А. Антонова (Овсеенко), Н. В. Крылова, П. Е. Дыбенко — нарком по делам военным и морским, В. П. Ногина — нарком по делам торговли и промышленности, А. В. Луначарского — нарком просвещения, И. И. Скворцова (Степанова) — нарком финансов, Л. Д. I Кронштейна (Троцкого) — нарком по иностранным делам, Г. И. Оппокова (Ломова) — нарком юстиции, И. А. Теодоровича — нарком по делам продовольствия, Н. П. Авилова (Глебова) — нарком почт, телеграфов, И. В. Джугашвили (Сталина) — нарком по делам национальностей.

О том, как чувствовали себя эти люди в новом качестве, писал, например, Г. И. Ломов: «Наше положение было трудным до чрезвычайности. Среди нас было много прекраснейших высококвалифицированных работников, было много преданнейших революционеров, исколесивших Россию по всем направлениям, в кандалах прошедших от Петербурга ...до Якутии, но всем нам надо было еще учиться управлять государством». Каждый видел, как чудовищно разорена Россия, но каждый сознавал, — говоря словами Н. А. Бердяева, — что «русская революция пробудила и расковала огромные силы русского народа. В этом ее главный смысл».


Понравилась статья? Поделись ей с друзьями в социальных сетях, нажав поочерёдно кнопочки:

Комментирование закрыто.

Интересное:

Популярное

Рубрики