Мар
11
~

Проблемы охотничьего хозяйства

Author admin    Category Охота     Tags

Проблемы охотничьего хозяйства.

 

ОХОТНИЧЬЕ ХОЗЯЙСТВО ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Иркутская область с давних времен являлась крупным поставщиком наиболее ценных видов пушнины. На гербе г. Иркутска, утвержденном в 1690 г., изображен бабр (тигр) на серебряном фоне, бегущий по зеленой траве и несущий в своих челюстях соболя. В годы первых пятилеток, когда пушнина имела немаловажное значение, давая наиболее выгодный для страны экспортный товар, в области, занимающей около 4,5% территории Российской Федерации, добывалось около 11 % союзных заготовок белки, почти 8% колонка и много другой пушнины. Повышенная потребность в пушнине и другой продукции охотничьего хозяйства требовала разработки научных основ ведения отрасли и соответствующих специалистов. Совершенно не случайно Иркутск был избран для создания я 1929 г. первого в стране специализированного вуза по подготовке охотоведов высшей квалификации, а в 1930 г. был создан и первый научно-исследовательский институт охотничьего промысла и смежных отраслей.

30-е годы характеризуются бурным развитием охотничьего хозяйства Восточно-Сибирского края, включавшего и Иркутскую область. К 1930 г. скупка пушнины была полностью монополизирована государством. В 1931 г. ввели единый стандарт и государственные заготовительные цены на все виды пушного сырья. Цены на пушнину были достаточно высокими. В целях поощрения охотников производилась встречная продажа дефицитных товаров по пониженным ценам, что делало охотничий промысел экономически выгодным. Кроме того, отсутствие в большинстве промысловых районов каких-либо производственных организаций лишало местное население возможности найти другие заработки. Сельское хозяйство в основном носило потребительский характер.

Высокие наценки на пушнину (68%), при условии, что заготовительные организации не несли расходов по оборудованию угодий и завозу охотников, делали заготовки ее очень выгодными. Недаром самыми экономически сильными в области были Киренский и Нижне-Илимский интегралсоюзы, дававшие в отдельные годы по 500 тыс. беличьих шкурок и немало другой пушнины и получавшие по 350 тыс. руб. начислений. Колхозы также были заинтересованы в выделении охотников и обеспечении их транспортными средствами, так как получали по договору содействия 8%, а по прямому — 20% стоимости сданной колхозниками пушнины. Эти начисления составляли заметную часть общих доходов колхозов.

Возникла необходимость проведения охотустройства и закрепления охотугодий за колхозами. Работы были начаты в 1931 г. по методике, разработанной Иркутским институтом. Одновременно Государственная землеустроительная организация (Госземтрест) начала проводить первоначальное землеводо-охотустройство малых народов Севера. В задачи охотустроительных работ входило тщательное охотэкономическое обследование, закрепление охотугодий за национальными колхозами и выявление не-осааиваемых или слабоосваиеаемых угодий для организации Производственно-охотничьих станций (ПОС). Работы были проведены почти во всех основных охот-промысловых районах и на их основе организована сеть ПОС, в сферу деятельности которых, помимо использования всех видов таежного сырья, входила помощь колхозам в организации охотничьего хозяйства, культурно-массовая работа среди местного населения, развитие подсобных отраслей и др. ПОСы имели штатных охотников.

В эти же годы началось широкое проведение мероприятий по восстановлению и обогащению охотничье-промысловой фауны. В 1935 г. на пять лет была запрещена добыча соболей, завезены американская норка и ондатра. В дальнейшем расселение ондатры проводили по многочисленным водоемам области. Эти работы дали положительные результаты. Уже в 1939 г. представилось возможным организовать отлов живых соболей для расселения их внутри области. Массовые заготовки ондатровых шкурок в некоторых районах начались с 1938 г. Тогда в области было добыто 4887 штук ондатры. В 1939 г. заготовки возросли до 31,2 тыс., а в 1940 г.— до 71,2 тыс. штук. Максимальные заготовки — 209,3 тыс. штук — были достигнуты в 1947 г., после организации (в 1944 г.) специализированных Государственных ондатровых хозяйств.

Период 1932—1941 гг. характерен наиболее интенсивным использованием охотпромысловых ресурсов и наиболее полным освоением охотничьих угодий. Среднегодовой выход охотников на промысел по области составлял 12 200 человек. Для заезда охотников к местам
промысла одновременно использовали свыше 16 тыс. лошадей, а эвенки, якуты и тофы охотились на оленях, благодаря чему имели возможность проникать в самые отдаленные участки тайги. В основном добычу производили ружьем. До 1933 г. добыча белки самоловами была запрещена.

Возобновление самоловной добычи началось с 1935 г. и к 1937—1938 гг. в области насчитывалось наибольшее количество самоловов (652 тыс. штук). Капканный лов был почти не развит — охотники области имели всего около 40 тыс. капканов, большую часть которых составляли крупные. Самоловное хозяйство одного охотника состояло из 800—1500 плашек. Число охотников, занимавшихся самоловным промыслом, достигало едва 5% и их добыча не играла существенной роли в общем объеме заготовок.

Среднегодовые заготовки белки за 10лет (1932—1941 гг.) составляли 1513 тыс. шт., а в отдельные годы превышали 2,2 млн., колонка — 24 тыс., горностая — 22,7, зайца-беляка — 86,5, лисицы красной — 1 тыс. шт. Добыча пушнины была экономически выгодной, о чем свидетельствует средний заработок охотника. В 1932 г. он составил 258,38 руб. По существующим ценам заработок был эквивалентен 4307 кг муки (6 коп. за кг), или 710 м ситца (35 коп. за 1 м), или 4 коровам (60 руб.), или 3 лошадям (80 руб.). В 1937 г. в связи с повышением заготовительных цен на пушнину (почти в 4 раза белка — с 1,05 руб. до 4,30 руб.) и очень высоким урожаем белки (в области было заготовлено 2290 тыс. шт.) средний заработок охотника возрос до 776,9 руб., а в 1940 г.— до 829,5 руб.

Остается совершенно неясным, на основе каких данных в охотоведении твердо укрепилось мнение о том, что охотник-промысловик находился на промысле в течение всей зимы — примерно 120 дней. В Иркутской области преобладающая часть охотников уходила в тайгу к «Покрову дню» — 14 октября и возвращалась в конце ноября — начале декабря, когда глубокий снег начинал препятствовать нормальной работе собаки. Промысел длился 40—45 дней. Среди охотников бытовала поговорка: «Без рукавиц не добыл — в рукавицах не нагонишь». На второй заход, начинавшийся обычно во второй половине февраля, когда спадут морозы, день становится длиннее и звери начинают более активную жизнь, уходила лишь незначительная часть охотников, имевших плешинки или занимавшихся охотой на соболя с обметом. Второй заход затягивался до апреля, затрагивая время, запрещенное для промысла. Такое распределение времени промысла подтверждается и данными заготовок. В сезон 1932/33 г. до 1 января было заготовлено 82,4%, в 1938/39 г. 70% всей поступившей за сезон белки, составлявшей в этот период 70—90% удельного веса заготовляемой пушнины. На всю зиму уходили единичные охотники-соболятники и эвенки, добывавшие белку без собаки и кочевавшие по тайге с семьями. Добыча других зверей (колонка, горностая, зайца-беляка) производилась попутно с белкой. Отлавливали их и в окрестностях населенных пунктов, где численность зверьков выше, чем в основных беличьих угодьях.

Великая Отечественная война внесла существенные изменения как в объем заготовок пушнины, так и в освоение охотугодий. Резко сократилось количество охотников (с 12 тыс. в 1932— 1940 гг. до 5870 в 1941—1946 гг.). Охот-угодья стали осваиваться крайне неравномерно.

Основная масса охотников концентрировалась вблизи населенных пунктов/ где в ряде случаев на охотника приходилось 3—5 кв. км угодий, а отдаленные богатейшие участки в течение многих лет не осваивались. В некоторых районах (Катангский, Бодайбинский) вплоть до начала 60-х годов освоение охотугодий не превышало 25—30%.

Нарушению более или менее равномерного освоения охотугодий в значительной мере способствовали концентрация населения и ликвидация большого числа мелких глубинных населенных пунктов. Отрицательное воздействие неравномерного освоения охотугодий возрастало вместе с ростом количества охотников. Если в годы войны в добыче пушнины участвовало около 6 тыс. охотников, то в первые годы после ее окончания число их превысило 9 тыс., а в 1951 г. по настоящее время стабилизировалось в пределах 8,2— 8,6 тыс. человек.

К настоящему времени по сравнению с 1939 г. общее население области возросло более чем вдвое, главным образом в районах интенсивного сельского хозяйства и развивающейся промышленности.
В военный и послевоенный периоды —-до 1956 г. заготовками пушнины занимались две организации: государственная — Союзпушнина, впоследствии Загот-живсырье, и потребкооперация, для каждой из которых были определены зоны деятельности. В сферу деятельности этих организаций, кроме заготовок пушнины, входили торговля, заготовки сельхозпродуктов, кож, шерсти и других видов сырья (металлолом, макулатура и т. д.). Вопросам охотничьего хозяйства должного внимания не уделялось. Многочисленные попытки включения охотничьего хозяйства в одну из обобществленных отраслей колхозного производства, несмотря на казалось бы удачи в отдельных колхозах («Путь Ильича»» Киренского района), не дали, положительных результатов вследствие малой экономической заинтересованности колхозов, не всегда справлявшихся с основными отраслями производства, и отсутствия четко разработанных принципов организации труда охотников.

В 1944 г. на базе возросшего поголовья ондатры в области было создано 7 Государственных ондатровых хозяйств (ГОХ), подчинявшихся организованной при В/О Союзпушнина «Ондатровой конторе». ГОХи занимались комплексным использованием охотничьих ресурсов в пределах административных районов, имели штатных охотников, оборудовали угодья — строили избушки, дороги, завозили охотников. Большое внимание уделяли ондатроводству — проводили учетные работы, биотехнические мероприятия и расселение ондатры в неосвоенные водоемы (было расселено около 3 тыс. зверьков).

В итоге ондатра заселила все пригодные для обитания угодья. С переходом ГОХов в систему Заготживсырья, в связи с ликвидацией Союзпушнины, им были поручены заготовку всех видов животного сырья, и внимание к ондатроводству снизилось. В целях обогащения местной фауны продолжили расселение американской норки и завезли речных бобров (выпущено 274 шт.). Попытки акклиматизации этих видов экономического эффекта не дали. Неудачным оказался и выпуск 17 енотовидных собак в Качугском районе.

В послевоенный период широким фронтом развернулись работы по дальнейшему восстановлению численности соболей. С 1947 по 1954 г. на участки, которые не могли быть освоены соболем в процессе естественного расселения, было выпущено 918 зверьков. Немало живых соболей, отловленных в угодьях области, расселено по тайге других областей. Охотинспекция и Заготживсырье ежегодно проводили учеты промысловых животных, на основе которых составляли обзоры состояния поголовья, проект плана добычи соболей и прогнозы урожая пушных зверей. Госохот инспекция строго контролировала соблюдение отпущенного лимита на добычу соболей, привлекая к ответственности не только заготорганизации, но и охотников, нарушивших его. В результате совместных усилий всех охотхозяйственных, контролирующих, научных организаций и широкой массы охотников и затраты больших денежных средств к 1960 г. поголовье соболя было полностью восстановлено. Его численность превысила численность 300-летней давности, а заготовки шкурок в сезон 1961/62 г. достигли 51,2 тыс. шт.

С 1956 г. заготовки пушнины полностью передали потребкооперации. Ондатровые хозяйства ликвидировали. Одновременно снизились наценки на пушнину с 60 до 24% в южных и до 33% в северных районах и приравненных к ним, что немедленно сказалось на рентабельности пушных заготовок. Для рай-заготконтор, занимавшихся заготовками всех видов сельхозпродуктов, вторсырья и т. д., пушные заготовки явились дополнительной нагрузкой. Специфика заготовок пушнины, добываемой вдали от населенных пунктов, относительно небольшой удельный вес и малая рентабельность ослабили внимание к охотничьему хозяйству. Практически заготконторы занимались скупкой пушнины у охотников, приносивших ее.

Иркутский облпотребсоюз на два года задержал выполнение указания о восстановлении ондатровых хозяйств. Основные средства (здания, транспорт), переданные при ликвидации ГОХов райпотребсоюзам, вернуть не удалось. Были потеряны кадры специалистов и охотников, нарушен систематически проводимый комплекс биотехнических мероприятий. Ряду восстановленных хозяйств были переданы заготовки всех видов животного сырья, в результате чего собственно охотничье хозяйство и заготовки пушнины вновь стали второстепенной частью их деятельности.

Все организационные перестройки, низкая экономическая заинтересованность заготовительных организаций и охотников в добыче массовых видов пушных зверей и отсутствие должной ответственности за выполнение плана пушных заготовок привели к резкой перестройке структуры заготовок и снижению добычи массовых пушных видов. Среднегодовые заготовки белки за период 1951—1960 гг. снизились по сравнению с довоенным периодом в три раза, колонка и горностая — в шесть раз, почти полностью прекратилась добыча весенне-летних видов.

Вследствие быстрого роста численности и относительно высокой заготовительной стоимости шкурки, основным объектом промысла стал Соболь. Средняя добыча одного охотника за осенний сезон (30—35 дней) составляла 10— 15 соболей, сдаточная цена которых эквивалентна 400-—500 белкам. Добыть такое количество белки за 35 дней, даже в урожайные годы, очень трудно. В практику вошла неограниченная добыча соболей, чему способствовало ослабление контроля, поощрение охотников за перевыполнение плана по сумме, а не за сдачу определенного ассортимента пушнины, и ежегодная дополнительная выдача лимитов. Заготовки шкурок ондатры, стабилизировавшиеся на уровне 160 тыс. штук, с ликвидацией ГОХов упали до 130 тыс, (почти на 20%) и в дальнейшем продолжали сокращаться.

С 1960 г. начинается некоторое оживление в охотничьем хозяйстве области. Потребкооперация расширяет сеть про-мыслово-охотничьих хозяйств (КЗП). Для руководства ими в 1964 г. при Облпотребсоюзе создают трест коопзверо-промхозов, перешедший с 1967 г. в непосредственное подчинение Роспотребсоюзу. В 1964 г. Главохота РСФСР начала создавать свои хозяйства (госпром-хозы). Значительно активизировало деятельность общество охотников и рыболовов. Одновременно интенсифицируется сельское хозяйство и бурно развивается промышленность, в том числе лесоэксплуатация, область электрифицируется, заполняются Иркутское и Братское водохранилища. Это не только внесло существенные изменения в экономику области и ее населения, но и оказало влияние на среду обитания промысловых животных.

В связи с систематическим уменьшением количества поступающей пушнины возникает мысль, что интенсификация сельского хозяйства и бурное развитие промышленности вносят столь значительные изменения в условия обитания охотничьих животных, что численность их резко сокращается.
Охотничьи угодья области по характеру растительности и составу фауны подразделяются на две категории. Большую площадь занимают горно-таежные угодья, дающие основную массу пушной продукции, и угодья лесостепного характера с окультуренным ландшафтом. Начавшееся около 25 лет тому назад интенсивное развитие промышленности и сельского хозяйства в некоторой степени повлияло на изменение условий существования и численность охотничьих животных.

Лесопокрытая площадь области составляет свыше 56 млн. га. Существенные изменения в состав древостоя могут внести только крупные вырубки и лесные пожары. За последние 25 лет наибольшие площади лесов, охваченные пожарами, отмечаются в 1950, 1954 и 1962 гг. За десятилетие (1950—1960 гг.) пожарами было охвачено 464 тыс, га (2% лесопокрытой площади). За последние годы горимость резко снизилась. Около 95% пожаров — низовые, когда выгорает только часть подстилки и кустарников, черные гари составляют незначительную часть.

Интенсивная лесоэксплуатация началась с 1950 г. За 1961—1965 гг. ежегодно вырубалось 120—140 тыс. га, в последние годы вырубка возросла до 165 тыс. га. Следовательно, за 30 лет было вырублено около 6—7% лесопокрытой площади. Вырубаются в основном наименее производительные охотничьи угодья с преобладанием в древостое сосны.

За 30-летний период пожарами и вырубками охвачено 12—13% общей площади лесов. Площади лесов, уничтоженные кедровым шелкопрядом и подвергшиеся химической обработке, невелики и расположены главным образом в южной части области — в Саянах. Надо полагать, что все вместе взятое вряд ли значительно превышает влияние, оказываемое на леса лесными пожарами и раскорчевкой под пашни в прошлом.

За последние 3—4 десятилетия существенных изменений в составе фауны таежной части области не наблюдается. Несколько сократилась численность колонка, что явилось результатом конкурирующей роли возросшего количества соболей. Наблюдается уменьшение численности белки.
Значительно большее влияние хозяйственной деятельности человека на условия существования охотничьих животных отмечается в лесостепной части области — в районах развития сельского хозяйства. За период с 1940 по 1961 г. посевная площадь увеличилась на 86,8%, за последние годы освоение новых земель возросло. Расширение посевных площадей проведено в основном за счет укрупнения существовавших ранее массивов, путем раскорчевки большого количества перелесков. Распаханы Балаган-ские и Усть Ордынские степи, за счет чего в этих районах площадь пахотных угодий увеличилась втрое. Большие площади лесостепных и пойменных участков залиты водами Братского водохранилища, имеющего площадь 55 тыс. кв. км. В итоге резко сократилась площадь опушечных насаждений, межей и степных нераспаханных участков, являвшихся основными местами размножения многих видов охотничьих животных.

Большое влияние на фауну лесостепной зоны оказали ежегодные пожары, возникающие в результате небрежности при обжиге стерни на полях, захватывающие опушечные насаждения. Пожары эти по времени (конец апреля — май) совпадают с периодом размножения большинства зверей и птиц, гнездящихся на окраинах полей. Несомненно отрицательное влияние на животный мир оказывает широкое применение минеральных удобрений и особенно ядохимикатов. Все эти факторы оказали существенное влияние на охотничью фауну лесостепных районов. Полностью исчезли дрофы, почти полностью—светлый хорь (в период 1932—1941 гг. в области заготавливалось в среднем по 3,5 тыс. шт.). Сейчас добыча его запрещена. В большинстве районов почти полностью исчезла ранее многочисленная бородатая куропатка. Стал редок тетерев.

Братское водохранилище внесло существенные изменения в характер части ондатровых угодий Братского района и южной части Усть-Удинского. Существованию ондатры препятствуют резкие изменения уровня воды. Но в некоторых местах путем проведения соответствующих мероприятий поголовье ондатры может быть не только сохранено, но и увеличено. Основные же ондатровые угодья (Катангский, Нижнеилимский, Тайшетский районы) не претерпели изменений.

Из сказанного следует, что не изменение условий существования и уменьшение численности явились причиной столь резкого снижения заготовок таежных видов пушнины и ондатры. Основное внимание оказали организационно-экономические условия охотничьего хозяйства. Эти причины многообразны и выявление их требует специального изучения. Мы же сделали попытку остановиться только на тех, которые, по нашему мнению, имеют наибольшее значение.

Обычно одной из основных причин снижения пушных заготовок считается сокращение количества и изменение состава охотников, участвующих в добыче пушнины.

Как видно из приведенных данных и графиков, количество заготавливаемых беличьих шкурок не стоит в прямой зависимости от количества охотников. Среднегодовое число охотников, добывавших пушнину в период I960-—1968 гг., в сравнении с довоенным уменьшилось всего на 28%, а заготовки белки сократились втрое. Практически не изменилось и время пребывания на промысле основной массы охотников, как и раньше промышляющих с собакой и остающихся в тайге до углубления снегового покрова. По-прежнему свыше 70% пушнины заготавливают в IV кв. Самоловный промысел во второй половине зимы сейчас (как и в довоенный период) существенной роли не играет, занимается им не более 5—6% охотников.

Основное значение имело освоение угодий. До 1955 г. преобладающей частью охотников были колхозники, обеспеченные транспортом (лошади, олени). Большая часть рабочих и служащих также находила лошадей для завоза всего необходимого к месту промысла. В значительной степени сохранилось «вотчинное» владение охотничьими участками, которые охотники сами оборудовали зимовьями (по две и более избушек на участке), следили за заезжими тропами. В охотугодьях области было 12—15 тыс. охотизбушек — одна избушка на 43—54 кв. км угодий, не считая временных «ночуек». Это обеспечивало более равномерное освоение территории, в том числе и отдаленных участков. Начиная с 1955 г. намечается изменение в составе охотников. Возрастает удельный вес рабочих и служащих, которые используют отпуска для добычи пушнины.

Колхозы начинают выделять охотников тоже только на время отпуска, постепенно перестают обеспечивать их транспортом. Большинство охотников теряют уверенность в возможности ежегодно получать отпуск в нужное для промысла время. Пропадает стимул поддерживать таежное оборудование и строить зимовья. Все эти заботы, а следовательно, и расходы на оборудование тайги, завоз к месту промысла и т. п. ложатся на охотхозяйственные организации.


Понравилась статья? Поделись ей с друзьями в социальных сетях, нажав поочерёдно кнопочки:

Комментирование закрыто.

Интересное:

Популярное

Рубрики