Мар
11
~

Водоплавающие птицы России

Author admin    Category Охота, Россия     Tags

Отряд водоплавающих птиц.

Большая часть территории к северу и востоку от Лены, включая Сахалин, Камчатку и Курильские острова, занята горами. Местообитания, удобные для гнездования водоплавающих птиц, занимают здесь относительно небольшую площадь. В основном это окраинные приморские низменности и долины рек. Однако в этих местообитаниях в свое время птицы были весьма многочисленны, а кое-где их численность высока и сейчас. Значительное количество водоплавающих птиц линяет, пролетает и зимует в прибрежных водах восточно-арктических и тихоокеанских морей.
В силу ряда причин численность водоплавающих в северо-восточной Азии за последние 20—25 лет сильно сократилась. Количественных данных о запасах их в прошлом, по сути говоря, нет, а общие сведения, приведенные в ранних фаунистических работах, сейчас могут быть использованы лишь со значительными коррективами. Данные об абсолютной численности птиц стали появляться лишь в последние годы, они отражают картину, далекую от первоначальной. Поскольку указанная территория еще плохо изучена, наша статья — лишь первая попытка обобщить уже накопившиеся сведения по этому вопросу.

Довольно высокая численность водоплавающих птиц сохранилась в арктических тундрах Якутии и северного побережья Чукотского полуострова. Здесь преобладают морянка, белолобый гусь и гаги — гребенушка, местами тихоокеанская и фишерова, или очковая. Сделаны попытки определить абсолютную численность птиц (как правило, путем авиаучетов). Наиболее доступны для обобщения материалы по гусям. Суммируя их, можно оценить общую численность гусей в арктических тундрах к востоку от Лены, исключая остров Врангеля, а 250—300 тыс. Виды гусей (кроме белого гуся) с самолета неразличимы, но белолобый абсолютно преобладает в арктических тундрах к западу от Колючинской губы. Только в подзоне кустарниковой тундры его заменяет гуменник. На острове Врангеля в обычные годы гнездится до 60 тыс. пар белых гусей (Сыроечковский, 1972) и несколько тысяч черных казарок. У чукотских побережий к западу до лагуны Амгуема и Анадырского залива гнездится редкий гусь-белошей (Портенко, Кищинский).

Численность гнездовых поруляций морянки в арктических тундрах Восточной
Сибири можно ориентировочно оценить как сотни тысяч, гаг-гребенушек, вероятно, более 100 тыс. Вдоль берегов Чукотского полуострова к западу до Чаунской губы .очень обычна тихоокеанская гага. Очковой, или фишеровой, гаги в дельте Индигирки около 30— 40 тыс. (Кищинский, Флинт). Есть она и в тундре 'к западу от устья Колымы (Воробьев).

В южных частях тундры гаги исчезают, а в качестве обычных видов появляются шилохвость, чирки (свистунок, местами клоктун) и морская чернеть.

В области тундр и северных редколесий из водоплавающих преобладают шилохвость, чирок-свистунок, чирок-клоктун, свиязь, горбоносый турпан, синьга, морская чернеть, морянка и гуменник. Многие из них, особенно чирки, плохо видны с самолета. С другой стороны, как в Среднеколымском районе, так и особенно в дельте Яны, учеты велись в весьма благоприятных для водоплавающих птиц местообитаниях. Поэтому полученные данные не могут быть экстраполированы на всю территорию озерно-лесной низменности между Яной и Колымой. Вследствие методических несовершенств учетов, их данные еще недостаточны и не слишком точны, но они позволяют в общем судить о ситуации. Мы видим, что продуктивность богатых озерами низменностей в лесотундре и северной тайге местами еще достаточно высока. Однако в последнее время обращает на себя внимание низкая всюду численность гуменника.

К сожалению, нет никаких количественных данных о гнездящихся водоплавающих птицах анадырско-коряцких равнин и центрально-якутской низменности, в которой численность птиц в недавнее время сильно снизилась. В большом количестве водоплавающие птицы гнездятся на Парапольском долу (сообщение В. Д. Яхонтова). В Колымском нагорье уток мало, там наиболее обычны чи-рок-свистунок и в приморских частях нагорья — каменушка и большой крохаль.

Почти нет количественных сведений и о водоплавающих, гнездящихся на Сахалине и Камчатке. На Сахалине наибольшее число птиц размножается в приморской низменности северо-восточной части острова; на Камчатке — на приморских равнинах, в долинах рек и местами — на теплых озерах в вулканических районах, например в кальдере вулкана Узон. На острове Карагин-ском гнездится до 4 тыс. каменушек и несколько сот тихоокеанских гаг (Герасимов), на Командорских островах — несколько сот пар тихоокеанских гаг и небольшое количество других уток, всего не более 2000 пар (Мараков).

Численность гнездящихся водоплавающих птиц в нижнем Приамурье в последнее время сильно упала. Наибольшее число уток выводит птенцов на низменностях близ больших озер — Болонь, Удыль, в Эворон-Тугурской депрессии. Учетов на больших территориях там не проводили. Лишь на некоторых из этих наилучших водоемов были наземные учеты, которое показали, что потенциальная продуктивность водоемов сравнительно высока. Однако оптимальные угодья занимают очень небольшую площадь. Наиболее обычны здесь кряква, касатка и чирки — свистунок и трескунок.

РАЗМЕЩЕНИЕ ПОПУЛЯЦИЙ НА ЛИНЬКЕ, ПРОЛЕТЕ И ЗИМОВКЕ

Множество морянок и гаг всех видов линяет у северного и восточного побережий Чукотского полуострова и в области Берингова пролива. Там, вероятно, собираются сотни тысяч птиц. Белые гуси линяют в низменной тундре северной части острова Врангеля. Там же, а кроме того, на северных берегах Чукотского полуострова и на острове Новая Сибирь, проводят время линьки черные казарки.
Белолобые гуси, гуменники, шилохвости, чирки-клоктуны и многие нырковые утки линяют на глухих озерах и реках тундры и лесотундры. Многие гусиные «линники» в яно-колымских тундрах, где в прежние времена ловили сетями за один заезд тысячи гусей (Михель, 1935), теперь потеряли всякое значение. Многие тысячи нырков линяли на озере Сен-Кель в Среднеколымском районе; недавно оно было осушено, и утки исчезли (Перфильев, 1972). В 1940-х годах большое число нырков, особенно хохлатой, морской чернети и красного-лового нырка, линяло в системе мелководных озер в нижнем течении рек Камчатки и Еловки (Вершинин, 1965), но сейчас ситуация там неизвестна. Тысячи каменушек, крохалей и тихоокеанских гаг проводят время линьки у северных берегов Охотского моря. Эти же виды, а также горбоносый турпан и стеллерова гага, тысячами линяют у острова Карагинского, а каменушки — у северных. Курильских (до 11 тыс.) и Командорских островов. Много речных уток линяет в системах крупных озер Приамурья.

Во время пролета большое число водоплавающих птиц движется вдоль морских побережий, а внутри материка — по Лене, Колыме, долиной Анадыря, внутренними долинами Сахалина, вдоль Уссури, Амура и по Эворон-Тугурской низине. Важнейшие «экологические русла» пролета, насколько они известны, показаны на рис. 2. Впрочем, истинная картина перелетов различных видов и популяций еще не ясна из-за недостатка данных кольцевания. Не всегда показанные на рисунке «экологические русла» можно считать действительными путями пролета. Иногда это могут быть лишь группы мест отдыха на пролетных путях и пролетных фронтах неизвестного направления. Лишь арктическое побережье, долины Лены, Колымы, Амура, Курильские острова действительно представляют собой мощные «пролетные пути». Многие птицы (гуменник, белолобый гусь, речные утки) летят и широким фронтом через горы.

В последние годы были проведены работы по учету водоплавающих птиц, зимующих в северо-восточной Азии. В них участвовали профессиональные зоологи, работники охотничьих и рыболовных инспекций и охотники.

Мы, к сожалению, почти ничего не знаем о современном состоянии зимовок водоплавающих птиц в КНР (а там, видимо, и зимует большинство наших восточносибирских гусей и речных уток) и Южной Корее. В странах к югу от Японии и КНР, насколько нам удалось выяснить, палеарктические утки зимуют в ничтожном количестве.

ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ДИНАМИКЕ ПОПУЛЯЦИИ ВОДОПЛАВАЮЩИХ ПТИЦ В РАЗЛИЧНЫХ ЧАСТЯХ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

Эти тенденции сейчас мы можем проследить лишь в самой общей форме, на основании данных о размещении птиц, поскольку достаточными материалами кольцевания по большинству видов мы пока не располагаем. Однако и эти первые представления, на наш взгляд, полезны.
Большинство водоплавающих птиц, гнездящихся в арктических тундрах Восточной Сибири (рис. 1, зона А), пролетает вдоль полярного побережья и зимует либо в Америке (белый гусь), либо в прибрежных северотихоокеанских водах Америки, Азии и островов Берингова моря (белошей, черная казарка, гаги, частично морянка). Белых гусей в России почти не добывают, за исключением небольшого числа птиц, отстреливаемых на пролете местным населением острова Врангеля, а в Америке это один из популярных спортивно-охотничьих видов. Сейчас численность азиатской популяции, видимо, стабилизировалась на уровне, определяемом емкостью зимовок; она колеблется в соответствии с результатами размножения в данном году. Птицы, зимующие на море, мало доступны для зимнего отстрела, а добыча их в прочие сезоны невелика. Нет данных и о сколько-нибудь существенных неблагоприятных изменениях их местообитаний. Однако большую тревогу вызывают перспективы разведки и добычи нефти на шельфе в некоторых районах Бристольского залива на Аляске -— в местах массового зимнего и весеннего скопления гусей-белошеев и весенних скоплений черных казарок. Численность видов, зимующих на море, колеблется, вероятно, в соответствии с успешностью размножения в разные по погодным условиям годы, но в целом не сокращается.

Другую группу составляют арктические птицы, пролетающие над азиатским материком и зимующие в юго-восточной Азии,— белолобый гусь и «якутские» популяции черной казарки. Численность их в последние 20—25 лет резко сократилась по всему северо-востоку Сибири (Воробьев, Перфильев), а черная казарка в Якутии, поводимому, вообще близка к исчезновению. В последние годы ее почти не находят ни на гнездовье в местах, где она раньше была обычна (например, в низовьях Лены и Индигирки), ни на пролете в Приамурье и Якутии. У берегов острова Хондо (Япония), по сообщению профессора Ямасина, каждый год зимует несколько сотен казарок, но неизвестно, откуда они прилетают. Гнездовые местообитания обоих видов гусей в арктических тундрах не нарушены на сколько-нибудь больших площадях. Охота резко сократилась, причем традиционные способы массовой добычи (ловля линних птиц, массовый сбор яиц) больше не практикуют. Основную причину резкого сокращения количества этих птиц можно видеть лишь в истреблении их и деградации местообитаний на пролете и зимовке.

В целом площадь арктических тундр невелика, но продуктивность их достаточно высока. Однако эта высокая продуктивность достигается преимущественно за счет второстепенных объектов охоты — гаг и морянок; наиболее же ценные охотничьи птицы — гуси находятся в неблагополучном состоянии.

В области южных тундр, лесотундр и северных редколесий численность почти всех водоплавающих птиц за последние 20—25 лет сильно уменьшилась. Продуктивность этих территорий, насколько мы знаем, не превышает продуктивности арктической тундры. Это, по-видимому, неестественно и указывает на значительное снижение первоначальной продуктивности. Гнездовые местообитания птиц местами деградировали, но на обширных площадях южной тундры, лесотундры и северной тайги в целом еще мало нарушены. Сильное неблагоприятное воздействие оказывает здесь весенне-летний выпас оленей: при этом гнезда птиц уничтожают и олени, и оленеводы, и их собаки. Проявляются и последствия случаев недальновидной мелиорации. Тем не менее основные причины снижения численности водоплавающих в этой зоне мы видим в ухудшении не условий гнездования, а условий пролета и зимовки.

Основная масса водоплавающих, размножающихся в зоне Б, зимует в прибрежных морских водах Дальнего Востока (хохлатая и морская чернети, турпан, синьга, морянка, каменушка, крохали) или же на пресных водоемах юго-востока Азии (чирки-свистунок и клоктун, шилохвость, гуменник и ряд других). Только шилохвости с крайнего северо-востока, к югу до центральной Камчатки и к западу до Магадана и нижней Колымы, частично улетают на зимовку в Америку, что подтверждено материалами кольцевания (Шеварева). «Морские» утки во время зимовки на море не испытывают особых неблагоприятных воздействий, но подвергаются сильному «прессу охоты» на пролете (кроме, пожалуй, каменушки).

Крайне сократилась численность всех уток на пролете по Лене и Колыме, в том числе массовых прежде видов — турпана и морянки (Яхонтов, Перфильев). Можно полагать, что большая часть наших «морских» уток зимует в водах России; лишь хохлатые чернети в значительном числе (до 130 тыс.) проводят зиму в Японии. Наоборот, речные утки, кроме некоторого числа крякв, и гуси зимуют вне пределов России, и остановить снижение их численности было не всегда в наших силах. Особенно сильно сократилось количество гуменников и чирков-клоктуиов, что заметно как в гнездовой области, так и на пролете в Приамурье.

Ситуация в центральной Якутии как следует не изучена, но численность водоплавающих птиц в этом регионе падает как на гнездовье, так и на пролетах. Причины тому — и деградация летних местообитаний, и отстрел, в том числе летом, и фактор беспокойства. Области пролета и зимовок этих популяций мало известны.

На Сахалине (особенно южном) гнездовые местообитания уток сильно ухудшились вследствие мелиорации болот, выкашивания растительности у берегов водоемов и беспокойства птиц. Гнездящихся уток там очень мало, но на пролете птицы многочисленны, и в общем количество их во время миграций как будто не снижается. Немногочисленные имеющиеся данные кольцевания показывают, что на Камчатку, Сахалин и через него летят в основном птицы, зимующие в Японии. Как уже отмечалось, и зимние учеты в Японии говорят о сравнительной стабильности количества птиц там, причем, по данным Департамента охраны природы Японии, каждую зиму японские охотники убивают около 900 тыс. уток. В общем же тенденции в динамике популяций водоплавающих на Сахалине и Камчатке еще недостаточно изучены.

Наконец, в нижнем Приамурье происходит сокращение численности водоплавающих птиц (особенно речных уток и гусей) и на гнездовье, и на пролетах. Сильно упала численность клоктуна — прежде самой многочисленной утки — на пролете, а таким видам, как серый гусь, гусь-сухонос, чешуйчатый крохаль и, видимо, мандаринка, угрожает исчезновение. Количество добываемых в Приамурье уток и интенсивность охоты сократились; тем не менее чрезмерность отстрела и серьезность фактора беспокойства не вызывают сомнений. На юге этой области очень велика степень деградации гнездовых местообитаний вследствие выкашивания растительности в поймах, пастьбы скота, луговых пожаров и загрязнения вод. Сильное неблагоприятное воздействие оказывает затопление гнездовых и кормовых мест при летних паводках в бассейне Амура. Многие места массовых скоплений птиц уже потеряли свое значение, и теперь воспроизводство уток идет, по-видимому, в ос-
Несколько уток разных видов, окольцованных зимой в бассейне Ганга (Индия) и в Японии, были добыты в центральной Якутии и на верхней Лене.

новном за счет огромных малодоступных территорий со сравнительно низкой плотностью популяций — в горных долинах. Значительно ухудшились и условия пролета, водоплавающие птицы, гнездящиеся в Приамурье и пролетающие через него, зимуют, вероятно, в основном в пределах КНР и в небольшой степени (как показывают данные кольцевания) в Японии. Ситуация на пролете и зимовках в КНР неизвестна. В самые последние годы, после закрытия весенней охоты, по некоторым данным (Росляков, Колчин), кое-где в нижнем Приамурье количество уток на весеннем пролете и гнездовье увеличилось. Тем не менее мы уверены, что, если не принять своевременных мер как в масштабе нашей страны, так и в континентальных масштабах, падение численности водоплавающих не прекратится.

Описанная выше картина основана на нынешнем, очень еще несовершенном, уровне наших знаний. Пока что она малоутешительна. Для того чтобы исправить положение, требуется много сделать как научном, так и в организационном плане. По нашему мнению, необходимо следующее.
Собрать значительно более полные количественные данные о распределении и численности водоплавающих птиц (в тундрах, лесотундрах и в местах зимних скоплений — с применением авиаучета, в лесной зоне —- путем наземных учетов на пробных площадях) и значительно расширить масштабы кольцевания птиц в северо-восточной Азии. В перспективе мы должны иметь схемы сезонного размещения конкретных популяций каждого вида и, исходя из этого, разработать единую для каждой популяции схему «использования в пределах всего ареала с соответствующими «квотами» для разных ее частей.

Наладить охрану местообитаний водоплавающих птиц. В районах крупных их скоплений на гнездовье, пролете, линьке и зимовке создать новые заповедники, заказники и охотничьи хозяйства с зонами покоя, а в остальных районах добиться действенного согласования сельскохозяйственного и иного использования земель с интересами охотничьего хозяйства и охраны природы. Недопустимы весеннее выжигание лугов в таежной зоне, выпас оленей а важнейших местах гнездовья водоплавающих птиц, загрязнение водоемов нефтепродуктами и ядохимикатами. Необходима усиленная борьба с браконьерством и нормирование добычи птиц, в том числе в северных районах.
Однако даже этих внутригосударственных мер окажется недостаточно. Популяции мигрирующих водоплавающих птиц имеют ареалы континентального масштаба. Поэтому их правильное использование и охрана должны планироваться и проводиться также в континентальных масштабах, а не в масштабах административных регионов. Достижение международных соглашений в этой области позволит обеспечить сохранение и увеличение численности водоплавающих птиц. Первым опытом такого рода явилось заключение Конвенции между Россией и Японией об охране перелетных птиц и среды их обитания.


Понравилась статья? Поделись ей с друзьями в социальных сетях, нажав поочерёдно кнопочки:

Комментирование закрыто.

Интересное:

Популярное

Рубрики